My Precious
Убогий человек, не имеющий ничего, чем бы он мог гордиться, хватается за единственно возможное и гордится нацией, к которой он принадлежит. (с) Артур Шопенгауэр
17.06.2017 в 22:39
Пишет Borgward_B-IV:

Крайне неплохая аналитическая статья.
Пакетные санкции. Почему Сенат США принял новые антироссийские санкции довеском к законопроекту против Ирана?

В преддверии саммита в Гамбурге русофобская истерия в США вылилась в принятие Сенатом проекта нового комплекса антироссийских санкций. Слухи о возможном их законодательном закреплении ходили с лета 2015 года, различные проекты такого закрепления выдвигались последние полтора года, но только сейчас процесс приобрёл конкретные очертания. Попробуем разобраться, что же произошло на самом деле.

14 июня в порыве редкостного единодушия Сенат США принял поправку 232 к Акту о противодействии дестабилизирующим действиям Ирана. А на следующий день, 15 июня, Акт принимают в целом, но под официальным названием «Акт, призванный обеспечить контроль Конгресса и противодействие агрессии правительств Ирана и РФ» (An Act to Provide Congressional Review and to Counter Iranian and Russian Governments' Aggression), хотя первоначальное название сохраняется в качестве краткого обозначения.

В итоговом варианте положения, относящиеся к РФ, занимают почти 100 из 140 страниц. Что вызывает закономерный вопрос: для чего нужно было в такой спешке (а поправка 232 была подана всего лишь 12 июня) проталкивать усиление санкций против РФ в качестве поправки к закону о санкциях против Ирана? Ведь в Сенате зарегистрированы как минимум три отдельных законопроекта, посвящённых непосредственно РФ – уже известный Акт о противодействии российской агрессии (подан 11 января), Акт о пересмотре санкций против РФ (подан 8 февраля) и Акт о противодействии российскому влиянию в Европе и Евразии (подан 24 мая). И это не считая многострадального Акта о поддержке стабильности и демократии в Украине, принятого Палатой представителей 21 сентября прошлого года, но так и не рассмотренного Сенатом до конца срока своих полномочий и внесённого в нижнюю палату Конгресса повторно.

Ответ на этот вопрос кроется в том обстоятельстве, что данный закон стал, как был объявлено в прессе, результатом двухпартийной сделки, благодаря которой демократы получали желаемое усиление нажима на РФ, а республиканцы – усиление нажима на Иран. Дело в том, что администрация Трампа заинтересована в принятии иранского акта, потому что он даёт президенту дополнительные полномочия в игре против Тегерана. Таким образом, Сенат, фактически, сформировал пакет, где нужные Трампу положения идут в одной связке с усилением антироссийских санкций. «Хочешь повысить давление на Иран? Будь любезен, прими ограничения на российском треке!». Отсюда и такая странная «двухчастная» процедура одобрения, когда сначала принимается поправка 232 по РФ, а только потом весь законопроект с его иранской частью.

В содержательном плане поправка 232 представляет собой сведённый воедино и несколько подредактированный вариант трёх упомянутых законопроектов. Отдельные его части даже сохранили первоначальные названия. Ещё и напоследок сенаторы умудрились засунуть туда поправку 240, подтверждающую стратегическую важность статьи 5 Североатлантического договора. До кучи, как говорится. Но благодаря этому данный Акт становится наиболее целостным и систематизированным изложением основ политики США в отношении Европы, РФ и Ирана одновременно. Иными словами, это не сиюминутный текст на скорую руку, это продуманный, заранее спланированный ход.

* * *

читать дальше

politprognoz.club/material?name=sanctions-in-pa...

Я скопировал текст целиком. В общем и целом, это судьбоносный и длинный план.

URL записи

@темы: Политика, Экономика